^Наверх

прибалтика население численность 2016

 В 2016 году массовый исход населения из стран Прибалтики обрёл масштабы, выводящие его далеко за рамки общих процессов в регионе Центральной и Восточной Европы. Эмиграция оборачивается смертным приговором для Прибалтики: из-за повального отказа литовцев, латышей и эстонцев от жизни в собственных странах Литва, Латвия и Эстония скоро физически не смогут дальше существовать.

В предыдущие годы мировые рекорды Прибалтики по масштабам депопуляции населения объясняли влиянием финансового кризиса 2008-2009 годов и общей для стран Центральной и Восточной Европы тенденцией отъезда на Запад экономически активного населения. Однако в свете экономической и миграционной статистики завершившегося 2016 года эти традиционные выводы приходится пересматривать.

Из всех стран Центральной и Восточной Европы цифры эмиграции в прошлом году, кроме Прибалтики, выросли только в Словакии. В Чехии отток населения в 2015 году сократился больше чем на треть  , в Венгрии - почти на четверть  . Из Польши в 2014 году уехало на 3% меньше людей, чем в 2013-м. 

На этом фоне относительного улучшения демографической ситуации в «Новой Европе» Прибалтика продолжает бить европейские и мировые рекорды вымирания: отток населения из Литвы, Латвии и Эстонии увеличивается год от года.

Из Эстонии по итогам 2015 года уехало втрое больше людей, чем в 2014 году. Из Латвии в прошлом году уехало людей на 5, 7% больше, чем в позапрошлом. И абсолютный рекорд европейской депопуляции установила Литва, из которой в 2015 году уехало на 21, 6% больше жителей, чем в 2014-м.

В 2016 году эмиграция из Прибалтики продолжила расти. Из Литвы за первое полугодие 2016 года уехало на 6, 5% больше народу, чем за первое полугодие 2015 года. Литовская Республика уверенно держит звание чемпиона ЕС по сокращению численности населения: официально в стране сейчас живёт 2, 863 миллиона человек - в 2015 году жило 2, 918 миллиона. Население Латвии за год сократилось на 1%, по депопуляции страна занимает уверенное второе место в Евросоюзе после Литвы; население Латвийской Республики сейчас составляет 1, 952 миллиона человек. 

Литва же каждый год уменьшается на 1, 5% населения. В час из этой страны уезжает 4-5 человек, в день - 100 человек, в год - 35 тысяч.

Нигде в мире нет ничего подобного: в условиях политической стабильности, экономического роста и отсутствия военного конфликта на своей территории жители Прибалтики массово отказываются жить в родных странах и бегут из них быстрее, чем беженцы из охваченных революциями и гражданскими войнами стран Азии и Африки.

Прибалтийский случай феноменален и уникален: никогда ещё коренное население этого региона не бежало из него так, как бежит сейчас. Подобного исхода населения не порождали ни немецкая, польская или шведская колонизации, ни две мировые войны. Титульные нации стран Прибалтики попросту не хотят жить в созданных для них странах.

Абсолютное большинство эмигрировавших подчеркивают, что они не отъехали на заработки в более богатые страны Евросоюза, а именно что уехали навсегда - выбрали себе новую родину и возвращаться на берега Балтийского моря не собираются. Согласно исследованию Латвийского университета, 62, 7% уехавших из Латвии заявили, что не хотят возвращаться, потому что разочаровались в Латвии как в государстве. Из тех, кто всё-таки выбрал Латвию и вернулся, 40% поменяли своё решение и снова уехали. Схожие исследования проводились и в Литве. По опросу 2011 года, проведённому Институтом гражданского общества Литвы, 60% литовских эмигрантов отказались от возвращения в Литву.

Немногочисленное трудоспособное население, ещё остающееся в Прибалтике, тоже массово сидит на чемоданах. Опросы общественного мнения в Литве, Латвии и Эстонии показывают, что больше четверти остающегося там населения в будущем намерено эмигрировать. Впрочем, едва ли не важнее вопроса, сколько людей уехали и хотят уехать, вопрос, кто уезжает из Прибалтийских республик.

Уезжают лучшие: самые активные, пассионарные, стремящиеся делать карьеру. Прибалтика теряет молодые поколения и квалифицированных специалистов в жизненно важных сферах.

По данным Департамента статистики Литвы, больше половины эмигрантов - 52% покинувших Литву в первом полугодии 2016 года - это молодёжь в возрасте 18-35 лет. Аналогичная ситуация в Латвии и Эстонии. Страны Балтии оставляют выпускники местных вузов - уезжают искать работу по специальности в Европе сразу по получении диплома. Из Прибалтики уже много лет уезжают не только безработные, но и востребованные на рынке труда квалифицированные специалисты. Самая большая беда - эмиграция врачей, из-за которой остающееся в Прибалтике пожилое население лишается квалифицированной медицинской помощи.

Поэтому наблюдающиеся в Прибалтике демографические процессы куда опаснее, чем могут показаться на первый взгляд. Исследования уходящего года доказывают, что речь больше не идёт о медленном, тихом и безболезненном увядании Прибалтики, которая за следующие несколько десятилетий лишится всех жизненных сил вместе с активным молодым населением и медленно канет в Лету. Согласно прогнозам Eurostat, в ближайшие 40 лет население Литвы сократится на 38%, Латвии - на 31%. С учётом уже произошедшей депопуляции (за последние четверть века Латвия и Литва потеряли около трети своих жителей), к середине XXI века Прибалтийские республики потеряют две трети населения.

При этом с 2020-го по 2030 год на пенсию уйдёт самое многочисленное поколение жителей Прибалтики, а на рынке труда их сменит поколение самой низкой рождаемости. В результате в Литве, Латвии и Эстонии останутся незанятыми рабочие места в жизненно важных профессиях (вроде тех же врачей), а оставшегося рабочего населения не хватит, чтобы платить пенсии многочисленным жителям старшего возраста.

Поэтому эмиграция для трёх Прибалтийских республик означает смертный приговор: при нынешних темпах исхода населения эти страны в скором будущем просто физически не смогут дальше существовать.

Исправить сложившуюся в регионе ситуацию едва ли возможно; правительства Литвы, Латвии и Эстонии, видимо осознавая это, даже не пытаются её исправлять. В Латвии в этом году закрыли программу возвращения молодых специалистов, в рамках которой на реэмиграцию образованной молодёжи выделялись смехотворные 72 тысячи евро. В Эстонии бюджет Фонда интеграции и миграции «Наши люди» на репатриацию и реэмиграцию соотечественников в год составляет столь же смехотворные 80 тысяч евро. В Литве программ государственного содействия возвращению соотечественников вовсе нет.

Прибалтийские политики явно смирились с тем, что будущего у их стран нет. Минувший год доказал, что страны Балтии - это уникальное явление в мировой истории. Это failed nations, несостоявшиеся нации. Страны, в которых отказался жить собственный народ, страны, из которых сбежали собственные титульные нации, ради существования которых эти страны официально и были созданы.

Именно в таком качестве страны Балтии и войдут в мировую историю после того, как окончательно сгинут из политической реальности.

Мировой экономический кризис FAQ или сборник основных идей Борменталь Санкции в отношении России Социология и этика кризиса Украинско-российские отношения Донбасс - путь Домой (Вестник Новороссии) Но пасаран !!! Испания в разнос? с Дона до Хопра Парламентские выборы в Германии 2017 Движение за независимость Каталонии РВСН и прочие СЯС, а также ТЯО Современные российские ВС Современные ВС США и Нато сапёрный танк Русский из РБ сапёрный танк Ядерная и углеводородная энергетики Медицина - реальная и "альтернативная" Электротранспорт и его перспективы. Ордынская империя - как это было История Великой Отечественной войны. Русский из РБ Русский из РБ Мировая Закулиса или Театр Теней Сиамский Кот ахмадинежад СМИ о Глобальной Авантюре Иванов Иван Были или нет американцы на Луне? Улыбаемся и машем, парни! Пользователей: 216

РИГА, 26 августа. Разговоры о базах НАТО в странах Балтии могут оказаться реальностью. Влиятельный американский военный аналитик Фред Каган призвал НАТО выстроить в Балтии серьезную военную инфраструктуру для защиты от посягательств со стороны России, сообщает газета «Телеграф». ...

МИД Сирии: США & подельники уничтожили больше мирных жителей, чем террористов В заголовке: "базарном варианте" Глинистые почвы Латвии требуют постоянных мелиоративных работ, которые наиболее успешно проводились в советское время. Но так сложилось, что мелиораторы - это, в основном, сельские жители, а институт мелиорации в Риге оказался оплотом  возрождения национального самосознания, что привело к его деградации и ликвидации уже в не советское время. Та же судьба постигла и институты, готовящие соответствующих специалистов - их перестали выпускать. Проблема в том, что вся земля приватизирована и далеко не всегда используется по назначению, а еврокомпенсации за ее неиспользование не хватает на проведение мелиоративных работы, да и те, кто на ней что-то зарабатывают, не имеют возможности вкладывать средства в мелиорацию. Поэтому, типичные для Прибалтики дожди, а тем более прогнозируемое ухудшение климата, отсутствие работ по поддержке мелиоративных систем в надлежащем состоянии, привели к тому, что дожди наносят ущерб, сравнимый с цунами.

Похоже натовские танки через несколько лет тихо исчезнут в новых болотах и начнут ждать своих черных копателей.

В заголовке: "базарном варианте" Глинистые почвы Латвии требуют постоянных мелиоративных работ, которые наиболее успешно проводились в советское время. Но так сложилось, что мелиораторы - это, в основном, сельские жители, а институт мелиорации в Риге оказался оплотом  возрождения национального самосознания, что привело к его деградации и ликвидации уже в не советское время. Та же судьба постигла и институты, готовящие соответствующих специалистов - их перестали выпускать. Проблема в том, что вся земля приватизирована и далеко не всегда используется по назначению, а еврокомпенсации за ее неиспользование не хватает на проведение мелиоративных работы, да и те, кто на ней что-то зарабатывают, не имеют возможности вкладывать средства в мелиорацию. Поэтому, типичные для Прибалтики дожди, а тем более прогнозируемое ухудшение климата, отсутствие работ по поддержке мелиоративных систем в надлежащем состоянии, привели к тому, что дожди наносят ущерб, сравнимый с цунами.

Похоже натовские танки через несколько лет тихо исчезнут в новых болотах и начнут ждать своих черных копателей.

В этом месяце Еврокомиссия представила прогноз, освещающий основные демографические тенденции до 2060 года, а также и их влияние на государственные финансы. Так, в последующие полвека Европу ожидает повышение численности населения, снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни и рост числа пенсионеров. При этом для отдельных регионов Евросоюза, в том числе и Прибалтики, характерно продолжение сокращения количества жителей. В отличие от стареющего, но растущего населения развитых стран ЕС, Латвия, Литва и Эстония продолжат вымирать стремительными темпами.

В целом к 2060 году численность жителей ЕС возрастет на 3%, с 507 до 523 миллионов человек. По данным прогноза, население будет увеличиваться в наиболее развитых странах ЕС: Бельгии, Чехии, Дании, Ирландии, Франции, Италии, Люксембурге, Нидерландах, Австрии, Финляндии, Швеции, Великобритании. В свою очередь страны Восточной Европы — Венгрия, Польша, Румыния, Словения, Словакия, Болгария, Прибалтийские республики, а также извечные «южноевропейские попрошайки», не сумевшие построить конкурентоспособную экономику, будут демонстрировать тенденцию вымирания.

Европейцы станут жить дольше, чем когда-либо прежде. Продолжительность жизни среди мужского населения вырастет с 77, 6 до 84 лет, у женщин — с 83, 1 до 89, 1. У жителей стран ЕС уменьшится количество детей, а число лиц пенсионного возраста в ближайшие десятилетия будет продолжать расти. В отдельные периоды ожидается существенное падение доли трудоспособного населения, а на каждого жителя в возрасте 65 лет и старше будет приходится лишь двое работающих, вместо сегодняшних четырех.

В целом к 2060 году численность трудоспособного населения ЕС сократится с 61% до 51%, а количество реально работающих лиц сократится с 211 до 202 миллионов человек.

Безусловно, такие изменения в структуре населения увеличат нагрузку на европейский бюджет. Так, по прогнозам европейских демографов, для социального обеспечения стареющего населения Евросоюза доля соответствующей статьи расходов европейского бюджета к 2060 году вырастет на 1, 5%. Соотнося структурные изменения состава жителей с финансовыми возможностями европейской казны, в частности полуторапроцентное увеличение доли социального бюджета при двукратном росте демографической нагрузки, напрашивается очевидный вывод — евробюрократия больше не сможет обеспечивать и близкий к нынешнему уровень социальной защиты граждан ЕС.

В качестве главного инструмента решения демографических проблем Еврокомиссия по-прежнему видит иммиграцию, против которой последнее десятилетие активно выступает коренное население стран Западной Европы. Так, Италии, Франции, Великобритании и Германии

Резко отрицательное отношение к приезжим характерно и для окраины Евросоюза — для Прибалтийских республик. Отправляясь на заработки в более развитые Великобританию, Ирландию, Данию и Германию, сами прибалты не хотят претендовать на роль гостеприимных хозяев, входя в топ-лидеров

По оценкам прогноза демографической ситуации в Европе на срок до 2060, опубликованного Еврокомиссией, в последующие 50 лет Литва и Латвия будут лидерами по вымиранию населения среди стран ЕС: количество жителей этих прибалтийских республик сократится на 38% и 30% соответственно. Так, в отказавшейся поддержатьостановившей

Важнейшей проблемой, связанной с демографическими вызовами, для Латвии, Литвы и Эстонии является необходимость социального обеспечения населения. Уже сегодня бюджеты прибалтийских республик не справляются с растущими обязательствами перед своими жителями, а правящие элиты отказываются от ассигнации дополнительных средств на здравоохранение и индексацию пенсий. При этом Международный валютный фонд Еврокомиссия рекомендуют Латвии и Литве пойти по пути повышения налогообложения для того, чтобы иметь возможность продолжать социальные выплаты. Пока совету европейских ревизоров последовала лишь Эстония, новое правительство которой уже с 2016 года планирует повысить косвенные налоги, отменить льготы, в том числе и на образование по интересам, увеличить акцизы на алкоголь, табачные изделия и автотопливо.

Если сегодня прибалтийские республики уже испытывают значительные трудности в выполнении своих социальных обязательств, то в будущем эти проблемы, в результате изменения структуры населения, только усугубятся.

В соответствии с демографическим прогнозом Европейской Комиссии, к 2060 году удельный вес лиц трудоспособного возраста в Латвии сократится с 66, 6% до 55, 7%, в Литве — с 67% до 56, 5%, в Эстонии — с 66% до 54, 9%. Увеличению доли лиц пенсионного возраста, а следовательно, и демографической нагрузке также будет способствовать существенное повышение продолжительности жизни населения Латвии, Литвы и Эстонии. В среднем, к 2060 году прибалтийские мужчины будут жить на 10, а женщины — на 6 лет дольше. В связи с этим число лиц старше 65 лет в структуре населения Латвии вырастет с 18, 1% до 28%, в Литве — с 18, 3% до 25, 7%, в Эстонии — с 18, 2% до 29, 9%.

В свою очередь рост социальных расходов в странах Прибалтики будет гораздо более скромным, чем увеличение доли пенсионеров. Так, в Литве удельный вес статьи бюджета, предусмотренной для выполнения обязательств перед пенсионерами, будет увеличен на 2, 1%, в Эстонии — на 0, 6%, а в Латвии, решившей пойти по пути социального дарвинизма, и вовсе сокращен на 1, 8%. Проще говоря, прибалтийские республики будут не способны обеспечить выживание своим пенсионерам, а молодые люди, вступающие сегодня в трудоспособный возраст и начинающие платить подходный налог, могут и не мечтать о государственных пенсиях.

По прогнозам европейских демографов, Прибалтийские республики будут демонстрировать небольшое увеличение показателей рождаемости. Однако новорожденные не смогут сколь-либо значимо повлиять на депопуляцию этих стран. Так, по данным Еврокомиссии, численность лиц, не достигших трудоспособного возраста (моложе 14 лет) в Латвии к 2060 году вырастет с 14, 6% до 16, 3%, в Литве — 14, 7% до 17, 8%. В свою очередь демографические тенденции Эстонии будут способствовать депопуляции в том числе и лиц детского возраста, численность которых к 2060-му году сократится на 0, 2%.

« Оценка Еврокомиссии достаточно агрессивна — мы приближаемся к 1, 6 млн. Я надеюсь, мы можем делать больше для того, чтобы этого не произошло. Латвия станет слишком маленькой страной, которая затеряется среди больших экономик, а латыши — среди больших наций. Чтобы этого избежать, Латвия должна активнее развивать сотрудничество с другими странами, укреплять экономические связи ».

«…прогноз Евростата тоже печальный, хотя они вставили и оптимистические допущения. В 2040 г. количество жителей (Литвы – прим. RuBaltic.Ru ) уменьшится до 2 млн, в 2060 — до 1, 8 млн, и это — при оптимистических прогнозах рождаемости и эмиграции. В последние годы уровень смертности неадекватно высокий, он самый высокий в ЕС, разница между продолжительностью жизни мужчин и женщин самая большая в ЕС, темпы старения самые высокие в ЕС, общество будет быстро стареть. По статистике в Литве высокая смертность людей от алкоголя. Это показывает, что мы наносим себе вред. Литва лидирует по количеству самоубийств ».

Основной причиной вымирания Прибалтики по-прежнему останется эмиграция. Однако, по прогнозам Еврокомиссии, бегство населения в массовом порядке из Латвии, Литвы и Эстонии должно прекратится к 2035 году. В последующем отмечаются даже отдельные периоды положительного миграционного сальдо, однако эти значения настолько невелики, что, в целом, можно говорить о том, что количество покидающих Латвию, Литву и Эстонию будет ровняться числу вновь прибывших.

В последние годы восточноевропейские страны, решившие стань членами большой семьи ЕС, на собственном опыте познали неоколониальную подоплеку этого проекта. Диспропорции в уровне жизни, социального развития и заработных плат различных регионов Евросоюза способствовали оттоку наиболее деятельной части населения новоевропейских республик на Запад в поисках более сытой жизни. И в то время, как Прибалтийские страны сокрушаются по поводу убыли населения, увеличения числа пенсионеров и сокращения числа налогоплательщиков, Германия, Франция и Великобритания снимают сливки с миграционных потоков, продолжая заниматься реиндустриализацией собственных экономик.

Ни одной из периферийных европейских стран до сих пор не удалось предложить действенного решения демографических проблем и способа остановки оттока собственного населения в более развитые государства ЕС. Многочисленные программы трудоустройства молодежи, планы реэмиграции и прочие проекты не дали должных результатов. Единственным выходом из сложившейся ситуации, которому так противятся прибалтийские элиты, желающие превратить собственные республики в этнические заповедники литовцев, эстонцев и латышей, является форсированное принятие беженцев из третьих стран. Откладывая неизбежное, власть имущие, конечно же, осознают, что рано или поздно придется прибегнуть к этому единственному инструменту, что неизбежно приведет к изменению культурного ареала прибалтийских народов.

В целом же, проблемы, появляющиеся в Латвии, Литве, Эстонии и прочих периферийных странах ЕС в результате демографического кризиса, являются сигналом об опасности для стареющей Западной Европы.

Изменения в структуре населения, описанные в прогнозе Еврокомиссии, свидетельствуют о том, что вступающая в трудоспособный возраст молодежь не только на задворках, но и в развитых странах Европы уже не будет жить также хорошо, как их отцы и деды.

При неспособности евробюрократии решить демографические проблемы неизбежно массовое разочарование европейцев в ЕС как «государстве» всеобщего благоденствия, и, как следствие, здесь берет начало процесс дезинтеграции Евросоюза. В первую очередь эти явления будут наблюдаться на периферии ЕС — в странах, не сумевших найти себя в европейском проекте, среди которых находятся в том числе и Прибалтийские республики. 

Литовские народные сказки

Сюжеты литовских сказок весьма разнообразны, но восходят к тем же архетипическим образам, что и многие европейские и славянские сказки, знакомые нам с детства.

«Ось зла»: версия Трампа

Уже стало традицией, что американские президенты в своих выступлениях назначают главных «злодеев» планеты.

Что нужно знать о военных учениях Rapid Trident 2017 на Украине?

11 сентября на базе Международного центра миротворчества и безопасности во Львовской области состоялась официальная церемония открытия украинско-американских командно-штабных учений Rapid Trident 2017, которые проводятся с 2006 года в рамках программы «Партнерство ради мира».

Для решения проблемы депопуляции исландцы проводят национал-консервативную политику, но, в отличие от прибалтийской, их политика успешна.

Постсоветская история Прибалтики подается властями ее стран как «возвращение в Европу». При этом раз за разом Литва, Латвия и Эстония показывают, что относятся к Европе лишь формально. Другие страны, в том числе не считающиеся и не считающие себя европейскими, демонстрируют куда больше европейской культуры и куда более отвечают критериям «просвещенной Европы». Прибалтике у этих стран не грех поучиться: например, в вопросах языковой политики и соблюдения прав национальных меньшинств.

В начале прошлого года одновременно произошли два события . Латвийская «языковая полиция» потребовала от мэра Риги Нила Ушакова объяснений, почему он общается в социальных сетях с рижанами на русском языке. В это же время президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пригрозил, что будет увольнять тех чиновников, которые демонстрируют хамство и неуважение к гражданам, отвечая им на казахском, когда люди обращаются к ним по-русски.

Президент Назарбаев тогда напомнил чиновникам, что Казахстан является многонациональной страной, в которой требуется толерантность в языковой политике. Казахский язык, в соответствии с Конституцией республики, является государственным, однако русский язык наравне с ним официально употребляется в государственных органах и органах местного самоуправления.

«До меня доходят слухи, что человек на русском обращается и получает ответ на казахском. Почему прокуратура не проверяет? Если он обратился на русском, то и ответ должен получить на русском... Поручаю аппарату президента проверить по всем областям. Всех, кто это делает, — снять с работы», — заявил казахстанский лидер.

И в те же дни в Риге Центр государственного языка Латвии пригрозил Рижской думе составлением административного протокола и потребовал предоставить письменное объяснение, почему мэр города общается с русскоязычными рижанами по-русски. Интересный вопрос, если учесть, что 55% жителей Риги — русскоязычные.

Азиатская страна, не так давно бывшая лишь территорией для кочевий степных племен, борется за европейскую этику и культуру при общении госслужащих с населением, а страна — член ЕС, кичащаяся своей европейской идентичностью, поощряет и даже навязывает чиновникам административное хамство и оскорбления при общении с нелатышами.

Несоответствие такого вывода устоявшимся стереотипам о культурной европейской Прибалтике и более отсталых от «цивилизованного мира» по сравнению с ней других частях бывшего СССР заставляет эти стереотипы пересмотреть.

В азиатском Казахстане наряду с государственным казахским допускается использование в государственных учреждениях других языков, а президент страны грозит увольнять тех чиновников, которые знают русский язык, но оскорбляют посетителей, отказываясь на нём разговаривать.

«Последняя диктатура Европы», Беларусь , — единственная постсоветская республика, в которой два государственных языка: русский и белорусский. А о положении белорусских поляков даже официальные лица в Варшаве говорят, что в Беларуси права польского населения соблюдаются лучше, чем в соседней — входящей в ЕС и НАТО — Литве.

Наконец, «неоимперская тоталитарная Россия» — единственная на постсоветском пространстве федерация, причем федерация, созданная по национальному признаку: с республиками и национальными автономиями, где в качестве официальных утверждены местные языки .

После присоединения Крыма к России в Крыму было провозглашено три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. Все крымские татары получили гражданство России и были признаны коренным населением полуострова со всеми положенными ему согласно международным договорам правами и гарантиями поддержки народной культуры в качестве автохтонного национального меньшинства.

Бывшие советские республики, к «европейскому выбору» не стремящиеся, на поверку оказываются большими европейцами, чем страны Прибалтики, гордо вещающие, что из всех частей распавшегося СССР только они стали полноценной частью Западного мира.

Вот только к последнему утверждению тоже возникают вопросы. Если начать сравнивать Прибалтику с настоящей Европой, неизбежно окажется, что Литве, Латвии и Эстонии тому, чтобы быть европейцами, еще учиться и учиться.

Возьмем объективно главную страну Евросоюза — Германию . Из 82 миллионов населения ФРГ к автохтонным национальным меньшинствам относится 250 тысяч человек. Из них на севере страны 50 тысяч датчан и около 15 тысяч северных фризов. Северные фризы имеют ряд культурных учреждений и один научно-исследовательский институт. Кроме того, западнофризский вариант фризского языка является официальным языком района Фрисландия в Нидерландах.

Если в северном приграничье Германии живет датское население, то в южном приграничье Дании — немецкое. С 1955 года между ФРГ и Датским королевством действует соглашение о симметричной и скоординированной поддержке обоих трансграничных меньшинств. Сравните это с бесконечными дрязгами Вильнюса с Варшавой по поводу дискриминации литовских поляков Виленского края.

Германия признаёт автохтонным национальным меньшинством польское население Рурского края, переехавшее туда в XIX веке. Латвия с Эстонией отказались подписывать Европейскую хартию о региональных языках на том основании, что их русскоязычное население якобы не является автохтонным. И это притом, что в Латвии русские живут с XVII века, а северо-восток Эстонии (Принаровье, или Ида-Вирумаа) — это историческая территория проживания русскоязычного населения.

Под такие регионы, как Ида-Вирумаа, как раз и принималась хартия о региональных языках: по идее, именно на северо-востоке Эстонии должен быть региональный местный язык, русскоязычная топонимика и так далее.

В частности, они не являются скандинавскими и не относятся к Северной Европе, как утверждают прибалтийские политики. В Конституции Финляндии, например, закреплено двуязычие: шведский и финский языки в стране равноправны.

Законодательно прописано и право ребенка получать образование на родном языке: в шведских школах финский является обязательным иностранным языком, а остальные предметы преподаются на шведском. В финских школах главный и обязательный к изучению иностранный язык — шведский.

Автохтонное шведское меньшинство в Финляндии признано официально. Финские шведы (проживающие преимущественно в северо-западном приграничье) составляют 5% населения — почти столько же, сколько поляки в Литве.

Столетиями Финляндия входила в состав Шведского королевства и шведы в Суоми были нацией господ. Но историческая месть государственной политикой Финляндии не стала и на простых шведах Хельсинки за былые обиды не отыгрывается. В отличие от южных соседей — Литвы, Латвии и Эстонии.

Равным образом в Ирландии, куда так любят эмигрировать латыши и литовцы, английский «язык оккупантов» является вторым государственным языком и, благодаря Дублину, останется официальным языком ЕС, несмотря на «брексит».

Латвия и Эстония — это в чистом виде двухобщинные государства. Для сравнения, в Бельгии 31% населения составляют франкоязычные (в Латвии русскоязычных 37% населения). Так вот, с 1967 года Бельгия разделена на четыре языковые зоны: французскую, фламандскую, немецкую и Брюссель.

Официальная документация в каждой из зон ведется на своем языке. Территорией стопроцентного многоязычия является столица Евросоюза Брюссель, потому что в столице все языковые общины перемешиваются. Первые лица Литвы, Латвии и Эстонии мечтают работать в Брюсселе, но делать у себя, как в Брюсселе, они не хотят ни при каких обстоятельствах.

С какой стороны к ним ни подойди: с севера, юга, запада или востока, — их страны не являются частью Европы и никак не соответствуют европейским ценностям и стандартам.

Примерами им могут быть Скандинавия, Западная Европа, Беларусь, Америка или Россия, но сами страны Прибалтики не могут быть примером ни для кого. Те, кто берет с них пример, как Украина, следом за ними впадают в неадекват.

Этим странам надо не учить, а учиться. Они еще только формирующиеся, слабые в умственном отношении государства. Они должны молчать и слушать, молчать и слушать, что им говорят. Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемыми членами европейского сообщества.

Жители стран Балтии в обозримом будущем будут выбирать для переезда не только страны Западной Европы, но и экономически успешную Беларусь. Об этом на презентации книги Александра Носовича «Почему Беларусь не Прибалтика» заявил политолог, лидер латвийского движения евроскептиков Нормунд Гростиньш.

Эксперт напомнил, что из Латвии и Литвы уезжают даже направленные по европейской программе переселения беженцы. Притом что пособия соискателей убежища в Латвии, как отметил Гростиньш, превышают средний уровень пенсий в стране.

«У населения тоже есть выбор. Например, продолжать тяжелую конфронтацию с властью, которая чревата уголовным преследованием. Или выбрать поездку сначала в аэропорт, там взять билет в одну сторону и [переехав в одно из государств ЕС, получать] европейские зарплаты и жить в более развитой стране»,  — сказал он.

На следующем этапе, по мнению политолога, жители Литвы и Латвии, приняв решение эмигрировать, будут рассматривать Беларусь как вариант переезда. Также Гростиньш подчеркнул, что такому сценарию развития будет способствовать государственная политика Минска, направленная на увеличение населения страны.

«На следующем этапе — наверное, это уже сейчас должно начаться, — я думаю, бежать будут не только в западные страны, где сейчас уже возникают серьезные риски терроризма, где уже всё не так однозначно и приятно, но бежать будут и в Беларусь. Если этой тенденции сейчас еще нет, то я прогнозирую, что она скоро появится», — заявил эксперт.

По его словам, на ситуацию в Беларуси стоит посмотреть с точки зрения рядового пользователя услуг. Даже проезд в общественном транспорте в Минске, как отметил Гростиньш, стоит в пять раз меньше, чем в Риге. «Для работающего человека это ощутимо. И ряд других расходов здесь гораздо приятней. Если Беларусь будет заниматься политикой увеличения населения, в которой было заявлено, что в ближайшие годы население увеличится миллионов на пять, то я думаю, что из Латвии и Литвы можно будет привлечь какую-то часть населения. С удовольствием она сюда переселится. Тем более при определенной государственной поддержке», — резюмировал политолог.

Калининградский эксперт планирует написать целую серию исследований о развитии постсоветских стран. В первой книге он сравнил страны Прибалтики и Беларусь, следующий его труд будет посвящен сравнению Украины и Беларуси, а начал

"Долгое время исследования постсоветских стран были монополией Запада, который навязывал свои оценки и стереотипы",  — отметил политолог.

Один из самых распространенных стереотипов, по его словам, что страны Прибалтики наиболее успешны среди всех стран бывшего СССР.

"Изучив, как живут страны Прибалтики сегодня, я не могу пожелать такой жизни ни Беларуси, ни России. Что бы ни говорили западные эксперты, как бы они ни оценивали — это не выдерживает столкновения с самым простым фактом: такой депопуляции как в последние годы в этом регионе не было даже во время великой чумы XV века. Целые города стоят полупустыми",  — уверен Носович.

Как рассказал в пресс-центре Sputnik политолог и вице-президент Альянса за европейскую демократию Нормундс Гростиньш, в советские времена население Латвии достигало трех миллионов человек.

"Сейчас по официальным данным жителей чуть меньше двух миллионов. Власти неохотно говорят об этом",  — отметил эксперт.

Однако Гростиньш уверен: скоро жители стран Прибалтики будут мигрировать не только в страны Европы, но и на восток, в том числе, и в Беларусь. По его словам, республика имеет большой потенциал в этом вопросе.

"В отличие от Европы, террористической угрозы здесь нет, а уровень преступности в целом ниже. При этом есть возможность работать и получать социальные гарантии",  — констатировал политллог.

"Тот ресурс, который дает Беларусь, будет становиться для Прибалтики все более существенным. Это и транзит и, как бы ни критиковала Литва, ввод Бел АЭС. Такое спокойное усиление Беларуси в плане энергетической безопасности, транзита и промышленности так или иначе будет завязывать их интересы на Беларусь",  — уверен Дзермант.

По словам эксперта, сегодня Беларуси важно минимизировать политические риски и не реагировать на провокации — в том числе и с литовской стороны.

"Беларусь становится ключевым игроком в регионе. Нам близки проблемы Прибалтики, и мы их понимаем. И надо начинать здесь хорошо работать. Но не надо ввязываться в идеологические дискуссии",  — отметил политолог.

Отслеживание вымирание прибалтийских лимитрофов продолжается. В 2016 году массовый исход населения из стран Прибалтики растет. Эмиграция оборачивается смертным приговором этим государствам.

Не будем искать оправданий - оценим факты и цифры за 2015 год, за прошлый они не скоро будут подведены по очевидным причинам - стало еще хуже.  Из Эстонии в 2015 году уехало втрое больше людей, чем в 2014 году. Из Латвии в уехало людей на 5, 7% больше, чем в предыдущем. Из Литвы в 2015 году уехало на 21, 6% больше жителей, чем в 2014-м.

В 2016 году эмиграция из Прибалтики продолжила расти. Из Литвы за первое полугодие 2016 года уехало на 6, 5% больше народу, чем за первое полугодие 2015 года. Литовская Республика уверенно держит звание чемпиона ЕС по сокращению численности населения: официально в стране сейчас живёт 2, 863 миллиона человек – в 2015 году жило 2, 918 миллиона. Население Латвии за год сократилось на 1%, по депопуляции страна занимает уверенное второе место в Евросоюзе после Литвы; население Латвийской Республики сейчас составляет 1, 952 миллиона человек.

Прибалтийский случай феноменален - никогда ещё коренное население этого региона не бежало из него так, как бежит сейчас. Подобного исхода населения не порождали ни немецкая, польская или шведская колонизации, ни две мировые войны. Титульные нации стран Прибалтики попросту не хотят жить в созданных для них странах.

Абсолютное большинство эмигрировавших подчеркивают, что они не отъехали на заработки в более богатые страны Евросоюза, а именно что уехали навсегда. Согласно исследованию Латвийского университета, 62, 7% уехавших из Латвии заявили, что не хотят возвращаться, потому что разочаровались в Латвии как в государстве. Из тех, кто всё-таки выбрал Латвию и вернулся, 40% поменяли своё решение и снова уехали. Схожие исследования проводились и в Литве. По опросу 2011 года, проведённому Институтом гражданского общества Литвы, 60% литовских эмигрантов отказались от возвращения в Литву.

Опросы общественного мнения в Литве, Латвии и Эстонии показывают, что больше четверти остающегося там населения в будущем намерено эмигрировать.

Уезжают лучшие: самые активные, пассионарные, стремящиеся делать карьеру. Прибалтика теряет молодые поколения и квалифицированных специалистов в жизненно важных сферах.

По данным Департамента статистики Литвы, больше половины эмигрантов – 52% покинувших Литву в первом полугодии 2016 года – это молодёжь в возрасте 18–35 лет. Аналогичная ситуация в Латвии и Эстонии.  Самая большая беда – эмиграция врачей, из-за которой остающееся в Прибалтике пожилое население лишается квалифицированной медицинской помощи.

Согласно прогнозам Eurostat, в ближайшие 40 лет население Литвы сократится на 38%, Латвии – на 31%. С учётом уже произошедшей депопуляции (за последние четверть века Латвия и Литва потеряли около трети своих жителей), к середине XXI века Прибалтийские республики потеряют две трети населения.

При этом с 2020-го по 2030 год на пенсию уйдёт самое многочисленное поколение жителей Прибалтики, а на рынке труда их сменит поколение самой низкой рождаемости. В результате в Литве, Латвии и Эстонии останутся незанятыми рабочие места в жизненно важных профессиях (вроде тех же врачей), а оставшегося рабочего населения не хватит, чтобы платить пенсии многочисленным жителям старшего возраста.

Правительства Литвы, Латвии и Эстонии даже не пытаются её исправлять. В Латвии в этом году закрыли программу возвращения молодых специалистов, в рамках которой на реэмиграцию образованной молодёжи выделялись смехотворные 72 тысячи евро. В Эстонии бюджет Фонда интеграции и миграции «Наши люди» на репатриацию и реэмиграцию соотечественников в год составляет столь же смехотворные 80 тысяч евро. В Литве программ государственного содействия возвращению соотечественников вовсе нет.

Минувший год доказал, что страны Балтии – это failed nations, несостоявшиеся нации. Страны, в которых отказался жить собственный народ, страны, из которых сбежали собственные титульные нации, ради существования которых эти страны официально и были созданы.

Из всех стран Центральной и Восточной Европы цифры эмиграции в прошлом году, кроме Прибалтики, выросли только в Словакии. В Чехии отток населения в 2015 году сократился больше чем на треть  , в Венгрии – почти на четверть  . Из Польши в 2014 году уехало на 3% меньше людей, чем в 2013-м.